26.11.2020 08:28

На родине писателя

(Звучит    "Песня    жаворонка"    из "Времен года " П. И. Чайковского.)

ВЕДУЩИЙ (1) (зажигает свечу): Свеча — символ человеческой жиз­ни. Она горит изо всех сил, с каждой минутой безвозвратно тая; а пламя ее как человеческая душа. Она трепетна и робка, а свет ее беззащитен и не­жен. Одаривая нас своим светом, свеча сгорает дотла, но, пока она го­рит, нам хорошо рядом с ней: она разделяет нашу боль и нашу радость.

ВЕДУЩИЙ (2): Говорят, что ис­пользовать свечи нерационально. Мало света от них. То ли дело — эле­ктрический светильник! Его свет проникает во все уголки. 

ВЕДУЩИЙ (1): Но когда все во­круг освещено одинаково ярко, как отличить главное от второстепенно­го? Великое от малого? Ведь любая незначительная вещь на близком расстоянии и ярко высвеченная мо­жет показаться неимоверно важной и весомой и затмить собою то, что еще величественнее и выше.

ВЕДУЩИЙ (2): А что же выше?

ВЕДУЩИЙ (1): Да сам человек! Человек зажигает свечу. Слушая му­зыку и стихи, приходя в храм, чтобы помолиться об ушедших и во здравие сущих. И тогда все вторичное уходит во тьму, и остается он один на один со своей душой, со своим внутрен­ним миром. И тогда...

ВЕДУЩИЙ (2) (читает под музы­ку Г.Свиридова к повести А.С.Пушкина "Метель"  отрывок из рассказа "Крыжовник"):

 "К моим мыслям о человеческом сча­стье всегда почему-то примешивалось что-то грустное... Я соображал: как, в сущности, много довольных, счастли­вых людей! Какая это подавляющая сила! Вы взгляните на эту жизнь: на­глость и праздность сильных, невеже­ство... слабых, кругом бедность невоз­можная, теснота, вырождение, пьян­ство, лицемерие, вранье... Между тем во всех домах и на улицах тишина, спокойствие; из 50 тысяч живущих в городе ни одного, который бы вскрикнул, громко возмутился... Все тихо, спокойно, и протестует одна только немая статистика: столько-то с ума сошло, столько-то ведер выпито, столько-то детей погибло от недоеда­ния... И такой порядок, очевидно, ну­жен; очевидно, счастливый чувствует себя хорошо только потому, что не­счастные несут свое бремя молча... Это общий гипноз. Надо, чтобы за дверью каждого довольного счастливого человека стоял кто-нибудь с мо­лоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные, что, как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти, стрясется беда — болезнь, бедность потери, и его никто не увидит и не ус­лышит, как теперь он не видит и не слышит других..."

ВЕДУЩИЙ (1): Эти слова были написаны 100 лет назад, но звучат, словно они родились только что и от­носятся к нашей сегодняшней жиз­ни; в них — весь Чехов. Антон Пав­лович и был тем самым "человеком с молоточком", который напоминал в свое время, да и теперь напоминает, что жить пошло, скучно, безынтерес­но нельзя, что "в человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одеж­да, и душа, и мысли". 

 (Вновь звучит "Песнь жаворонка ". На сцене освещается портрет А. П. Чехо­ва в молодости.)

ВЕДУЩИЙ (2): Чтобы понять Чехова-человека, не нужно представ­лять его себе таким, каким он выгля­дит на портретах и фотографиях по­следних лет: с утомленным лицом, в пенсне, делающим взгляд тусклым. Это не подлинный Чехов. Болезнь и надвигающаяся смерть сделали его таким. Ведь он прожил всего 44 года. Лучше вспомнить, каким был Чехов в юности, в тот славный период, ког­да начал формироваться его уникаль­ный талант. Искренний, смелый взгляд, бесстрашно устремленный на мир. Именно бесстрашно и правдиво рассказывал он о людях, обо всем, что видел вокруг. Это был не просто художник. Это был человек, который открыл для себя и без всякого догма­тизма предложил людям особый об­раз жизни и мышления. Иными сло­вами, это был человек, который сде­лал себя сам.

 

1 чтец:


Вежливый доктор в старинном пенсе и бородкой,
Вежливый доктор с улыбкой застенчиво-кроткой,
Как мне ни странно и как ни печально, увы –
Старый мой доктор, я старше сегодня, чем вы.


2 чтец:


Годы проходят, и, как говорится, - сик транзит
Глория мунди, - и все-таки это нас дразнит.
Годы куда-то уносятся, чайки летят.
Ружья на стенах висят, да стрелять не хотят.


1 чтец:


Грустная желтая лампа в окне мезонина.
Чай на веранде, вечерних теней мешанина
Белые бабочки вьются над желтым огнем
Дом заколочен, и все позабыли о нем.


2 чтец:


Пахнет грозою, в погоде видна перемена.
Это ружье еще выстрелит —
О, непременно!
Съедутся гости, покинутый дом оживет
Маятник медный качнется, струна запоет...


1 чтец:

Дышит в саду запустелом ночная прохлада.
Мы старомодны, как запах вишневого сада.
Нет ни гостей, ни хозяев, покинутый дом...
Мы уже были, но мы еще будем потом

                                (М. Лисянский).

ВЕДУЩИЙ (1): Таганрог, Москва, Сахалин, Мелихово, Ялта - эти памятные места связаны с именем Чехова. Это вехи на его короткой, но яркой, как пламя свечи, жизни. Каждое из них достойно отдельного разговора.

ВЕДУЩИЙ (2): И немалую роль в этом сыграл Таганрог. Здесь писа­тель родился и провел почти полови­ну своей жизни. С этим городом не­разрывно связана его литературная и общественная деятельность. Здесь он полюбил театр и музыку.

ВЕДУЩИЙ (1): О Таганроге Че­хов говорил и писал много, и если его суждения звучат по-разному и време­нами противоречат друг другу, то это естественно: очень уж сложна и про­тиворечива была его таганрогская жизнь.

ВЕДУЩИЙ (2): Самые нежные, теплые ощущения раннего детства связаны у Чехова с матерью. " Мать — добрая, кроткая и разумная женщи­на, ей я и мои братья обязаны мно­гим", — написал А. П. Чехов в одном из своих писем. Сострадание к лю­дям, ко всему живому, переданное ему матерью, повлияло на желание А. П. Чехова стать врачом и писате­лем. Он всю жизнь лечил и тело, и душу, всегда с готовностью откликал­ся на боль и страдание.

(Выходит Рассказчик и читает отры­вок из рассказа "Шуточка": от слов "Наступает весна ... " до конца рассказа.)

ВЕДУЩИЙ (1): Между тем о че­ховском Таганроге часто писали одно­тонно, выбирая либо черную, либо од­ну только белую краску. Как И. А. Бу­нин, например: "Чехов родился на берегу мелкого Азовского моря, в уе­здном городе, глухом в ту пору, и ха­рактер этой скучной страны немало, должно быть, способствовал развитию его прирожденной меланхолии".

Или, наоборот, как критик 30-х го­дов XX века А. Роскин: "Город фанта­стических богатств и таинственных кладов — город второй в России Ита­льянской оперы и прославленных контрабандистов, город... из новелл А. Грина, в чьей гавани хлопали флаги Греции, Англии, Испании и Турции. Панорама Таганрога была знакома морякам всего мира".

ВЕДУЩИЙ (2): В реальном облике Таганрога было, конечно, и белое, и черное, но к этим крайностям подмешивалось много других оттенков и красок. Была итальянская опера. Рассказывают даже, что в гимназии Антон Чехов носил галстук такого же цвета и тона, как платье примадонны Беллати. Была отцовская лавка и скудный родительский дом. "Дивлюсь, как это мы могли жить в нем?!" — писал Чехов в 1887 году. Были сказочные богатства грека Алфераки и легендарный клады, о которых говорится в рассказе "Счастье"; было разорение отца; были контрабандисты и гимназические наставники, двойки и ловля птиц; иноземные флаги и степь; были первые заработки и первая любовь; наконец, из того же Таганрога Чехов вывез фразу: "В  Греции все есть..."

 

ВЕДУЩИЙ (1): Таганрог чеховских времен, конечно, не был "куль­турным и умственным центром". Но для А. П. Чехова самое страшное заключалось во внутренне пустом  строе жизни таганрожцев. По данным 1897 года, в Таганроге 4,3% жителей имели среднее образование.  285 человек — высшее, среди них было только 17 женщин.

ВЕДУЩИЙ (2): В невозвратное прошлое, отделенное от нас более чем столетием, ушло то время, когда в Таганроге жил А. П. Чехов. Приме­ты, детали той далекой жизни все бо­лее и более меркнут, и нам все труднее, сопоставляя век нынешний и век минувший, находить черты и свидетельства того быта и той атмо­сферы, в которой жили ушедшие по­коления.

ВЕДУЩИЙ (1): И все-таки по­пытаемся приблизить к нам про­шлое, чтобы представить себе про­винциальный русский город середи­ны XIX века, расположенный на юге Российской империи.

(показ фотографии старого Таганрога)

ВЕДУЩИЙ (2): В Таганроге А. П. Чехов прожил свои первые де­вятнадцать лет. Тогда под натиском житейских невзгод и обид, под влия­нием каждодневных обыденных впечатлений возникал его собственный взгляд на жизнь и вместе с ним за­рождалось предчувствие судьбы и та­ланта.

ВЕДУЩИЙ (1): В 8 лет Чехов по настоянию матери был отдан в под­готовительный класс Таганрогской классической гимназии. Ему сшили мундир со светлыми пуговицами и проводили из дому. Прозвенел его первый звонок.

ВЕДУЩИЙ (2): Дышалось в гимназии не всегда легко, но нужно быть справедливым: она не убила в Чехове живую душу. Кроме уроков и домаш­них заданий, кроме увлечения лите­ратурой и театром, были еще ловля певчих птиц, море, рыбная ловля, путешествия в степь, домашние спектакли, в которых Чехову доста­вались роли главным образом коми­ческих старух, и еще многие иные ра­дости и удовольствия.

ВЕДУЩИЙ(1): Нравы, царив­шие в гимназии, Чехов воспроизве­дет в своем знаменитом рассказе "Человек в футляре".

(Сценка из рассказа "Человек в футля­ре". На сцену выходит Буркин и начи­нает рассказывать залу историю Бе­ликова со слов "Какой-то проказник нарисовал карикатуру... "до слов "И он был так поражен, что не захотел ид­ти дальше и вернулся домой ".)

БУРКИН: А на другой день под вечер он оделся потеплее и поплелся к Коваленкам.

(На сцену выходят Коваленко и Бели­ков. Они разыгрывают по ролям диа­лог, начиная с реплики Коваленко "Са­дитесь, покорнейше прошу..." и кончая его же репликой "Доложить? Ступай, докладывай.'". Коваленко выпихивает со сцены Беликова и уходит сам.)

ВЕДУЩИЙ (2): Чехов вовлекал в дело помощи Таганрогу виднейших деятелей страны: скульптора М. М. Антокольского, инженера Н. А. Белелюбского, академика А. Ф. Кони, театрального деяте­ля В. И. Немировича-Данченко.

Чехов взывал к патриотичес­ким чувствам уроженцев этого города. Литератору П. А. Сергиенко Чехов пишет: "Пожалуйста, один экземпляр твоей книги о Толстом пошли по адресу: Таганрог, городская библиотека. Только ничего не   пиши на книге, а то не будут давать ее читать, а спрячут как дра­гоценность. Ты обещал послать,   но я был в Таганроге и книги твоей не оказалось. Какой же ты патриот после этого?"                                                   

Чехова можно  назвать создателем Таганрогской городской библиотеки.      

ВЕДУЩИЙ (1): По Тагонрогу мы прогулялись и теперь мы приглашаем вас в Мелихово. Это семь лет жизни А.П.Чехова. "Если я врач, то мне нужны больные и больницы; если я литератор, я должен жить среди народа" - вот основные причины переезда Чехова из Москвы в деревню.

ВЕДУЩИЙ (2):Паломники, совершавшие набеги на Мелихово, помнят путь в Мелихово прекрасно. Нужно было сесть в Москве на курский поезд и проехать 30 вёрст до станции Лопасня (ныне город Чехов)

ВЕДУЩИЙ (1): Вероятно, здесь, на станции, можно было прочитать следующее:

ВЕДУЩИЙ (2): "Милостивый государь! Проба пера?!" Под этим нарисована рожица с длинным носом и рожками. Под рожицей написано: " Ты картина, я портрет, ты скотина, а я нет. Я - морда, твоя".

ВЕДУЩИЙ (1): "Подъезжая к сией станции и глядя в окно на природу, у меня слетела шляпа. И.Ярмонкин".

ВЕДУЩИЙ (2): "Кто писал, не знаю, а я дурак читаю"

ВЕДУЩИЙ (1):: "Оставил память начальник стола претензий Коловроев"

ВЕДУЩИЙ (2):: "Приношу начальству мою жалобу на кондуктора Кучкина за его грубость в отношении к моей жене, жена моя вовсе не шумела, а напротив старалась, чтобы всё было тихо. А также насчёт жандарма Клятвина, который меня грубо за плечо взял. Жительство имею в имении Андрея Ивановича Ищеева, который знает моё поведение. Конторщик Самолучшев".

ВЕДУЩИЙ (1): "Никандров социалист!!"

 ВЕДУЩИЙ (2):  Находясь под свежим впечатлением возмутительного поступка.../зачеркнуто/.. Проезжая через эту станцию, я был возмущён до глубины души следующим... /зачёркнуто/. На моих глазах произошло следующее возмутительное происшествие, рисующее яркими красками наши железнодорожные порядки... /далее зачёркнуто всё, кроме подписи/ ученик 7 класса Курской гимназии Алексей Зудьев".

ВЕДУЩИЙ (1): ” В ожидании отхода поезда обозревал физиономию начальника станции и остался ею весьма не доволен. Объявляю о сем по линии. Неунывающий дачник ”.

ВЕДУЩИЙ (2): "Я знаю, кто это писал. Это писал М. Д. "

ВЕДУЩИЙ (1): Господа! Тельцовский шулер!”

 ВЕДУЩИЙ (2): Жандармиха ездила вчера с буфетчиком Костькой за реку. Желаем всего наилучшего. Не унывай, жандарм!"

 ВЕДУЩИЙ (1): "Проезжая через станцию и будучи голоден в рассуждении чего покушать, я не мог найти постной пищи. Дьякон Духов" приписка: "Лопай, что дают..."

ВЕДУЩИЙ (2): "Кто найдёт кожаный портсигар, тот пущай отдаст в кассу Андрею Егорычу"

ВЕДУЩИЙ (1): "Так как меня прогоняют со службы, будто я пьянствую, то объявляю, что все вы мошенники и воры. Телеграфист Козьмодемъянский"

ВЕДУЩИЙ (2): "Добродетелью украшайтесь!"

ВЕДУЩИЙ (1): Катенька, я вас люблю безумно!"

ВЕДУЩИЙ (2): "Прошу в жалобной книге не писать посторонних вещей. За начальника станции Иванов 7-ой"

ВЕДУЩИЙ (1):  Хоть ты и седьмой, а дурак".

ВЕДУЩИЙ (2): Может быть, на этой станции могло случиться и подобное...

ИНЦЕНИРОВКА РАССКАЗА "ТОЛСТЫЙ И ТОНКИЙ"

ВЕДУЩИЙ (1):А.П.Чехов полюбил скромную усадьбу Мелихово, несмотря на то, что это место не поражало красотами природы, не удивляло затеями. Здесь не было большого дома с колоннадой и анфиладами комнат, не было парка с тенистыми липовыми аллеями, которыми так гордились русские усадьбы. Вместо каскадных прудов у Чехова был прудик, названный им "аквариумом". Однако Мелихово стало для чеховской семьи родным. Каждый уголок усадьбы получил своё название: "аллея любви", "левитановская горка", "огород "юг Франции", хозяйственный двор - "наивный"

ВЕДУЩИЙ (2):Мелиховский дом - не собрание старинных вещей, а книга, повествующая о днях, проведенных здесь когда-то Чеховым. Каждый предмет, каждая фотография - маленький рассказ о жизни, о судьбе, о повседневных хлопотах, о радостях и заботах. Пройдем же по некоторым комнатам мелиховского дома...

ВЕДУЩИЙ (1): Кабинет - это светлая комната с большим окном, книжными стеллажами до потолка, турецким диваном, милыми сердцу фотографиями и картинами.

ВЕДУЩИЙ (2):У тройного "итальянского "окна письменный стол. На нём керосиновая лампа, свечи в бронзовых подсвечниках. Здесь же атрибуты писательского труда: перьевая ручка, чернильница, простой карандаш.

ВЕДУЩИЙ (1):Рядом с письменными принадлежностями лежат каталоги семян, которые Чехов или выписывал, или покупал в московских магазинах для своего огорода "Если бы не литература, я мог бы стать садовником",- любил говорить Антон Павлович.

ВЕДУЩИЙ (2):В Мелихове Чехову приходилось каждый день выступать в роли врача. Об этом напоминает дорожная аптечка, каталог медицинской библиотеки. Лечил Антон Павлович и в медицинском пункте, куда ездил за много вёрст, навещал тяжелобольных в деревенских избах; вел приём здесь, в кабинете.

В полнолунье, в гостиной, пыльной и пышной,
Где рояль уснул средь узорных теней,
Опустив ресницы, ты вышла неслышно
Из оливковой рамы своей.
И блестящие клавиши пели ярко,
И на солнце глубокий вспыхивал пол,
И в окне, на еловой опушке парка
Серебрился берёзовый ствол.
И родного дома, где легкие льдинки
Чуть блестят под люстрой, и льётся в окно
Голубая ночь, и страницы из Глинки
На рояле белеют давно...

          (В.Набоков)

ВЕДУЩИЙ (2):Так через двустворчатую дверь из кабинета мы прошли в гостиную. Звуки рояля, скрипки, женский смех, голоса... Много знакомых, друзей прошло через гостиную мелиховского дома. "Гости, гости, гости... Моя усадьба как раз стоит на Каширском шоссе, и всякий проезжий интеллигент считает должным и нужным заехать ко мне, "- писал Чехов.

ВЕДУЩИЙ (1):Концертный рояль у стены - это самый важный предмет в этой комнате. Гостили в Мелихове писатель Потапенко и Лика Мизинова. Тогда здесь было особенно весело: музыка, пение, танцы, неистощимый юмор Антона Павловича. Лика пела и аккомпанировала на рояле. Потапенко играл на скрипке. Звучали романсы, музыка Чайковского, Глинки, пьесы Шопена.

"УТРО ТУМАННОЕ"
(романс на слова И.С.Тургенева, муз. Абаза)

ВЕДУЩИЙ (2):Развлечений в Мелихове, особенно летом, всегда было много: купание, охота, рыбалка. Сам Чехов предпочитал "тихую" грибную охоту и рыбалку.
ВЕДУЩИЙ (1):Вечерами гости рассаживались в плетёные кресла на веранде и на скамейке вокруг неё, иногда Антон Павлович устраивал замечательные представления, постоянными участниками которых были таксы. У них были "медицинские" имена: Хина и Бром.
ВЕДУЩИЙ (2):Михаил Павлович, младший из братьев Чеховых, вспоминал: "Каждый вечер Хина подходила к брату Антону Павловичу, клала ему на колени передние лапы и жалостливо и преданно смотрела ему в глаза. Он менял выражение лица и разбитым старческим голосом говорил: - Хина Марковна!.. страдалица! Вам ба лечь в больницу! Вам ба там ба полегчало ба б. Целые полчаса он проводил с этой собакой в разговорах, от которых все домашние помирали со смеху. Затем наступала очередь Брома Исаевича.
ВЕДУЩИЙ (1):Часто гостей было слишком много и, несмотря на радушие, с которым Чехов принимал любого человека, гости всё же мешали писателю работать. От них он спасался во флигеле, где в тишине обдумывал сюжеты будущих произведений и писал. Здесь, во флигеле, были написаны многие драматургические произведения… Среди них знаменитая "Чайка", «Вишневый сад» и многие другие произведения.

ВЕДУЩИЙ (2):

Тисненый том волнующих рассказов

Прочитан от начала до конца...

Метель свистит, поет и плачет сразу.

Метель доносит звуки бубенца.

Никто об этом больше не расскажет!

Закрой глаза — и вновь перед тобой

Знакомые по книгам персонажи

Возникнут зримо длинной чередой.

Пройдут, как тени, через тихий

          город!

        За Софьей Львовной — ведьма,

          почтальон,

       Миллионер — кутила Пятигоров,     

Пришибеев и Хамелеон,         

Профессоров усердных вереницы,       
Храня и важность, и мундиров          

         честь,    
Пройдут со службы рядышком           

           с больницей,

       Где страшная палата № 6.

       За ними вслед, в мечтах

       о славной Варе,

Но скупо освещенный поворот,

До глаз укутан, человек в футляре

С сугубой осторожностью пройдет.

А там, где площадь выметена чисто,

При фонарях в вечерней тишине

Увидишь на прогулке беллетриста —

Знакомую бородку и пенсне.

Благодари, встречай его с поклоном,

Ведь многое он людям рассказал.

                               Е. Евстигнеев "Над книгой Чехова"

(Звучит "Песнь жаворонка" из "Вре­мен года " П. И. Чайковского.)

ВЕДУЩИЙ (1): Так потихоньку сгорела еще одна свеча, удивитель­ным светом которой мы вряд ли су­мели воспользоваться. Может быть, мы стали хоть чуточку светлей? Кто знает...