Флор Иванович Васильев

                 

             Флор Иванович родился 15 февраля 1934 года в деревне Бердыши Ярского района (точнее, в полукилометре от Бердышей, в дусыковской стороне, где тогда была сельская школа) в семье сельского учителя. Уже затем семья Васильевых перебралась в Бердыши. И хотя многие очевидцы пишут, что их дом стоял на окраине деревни, в год переезда Васильевых непосредственно в Бердыши там находилась еще пара хозяйств. На краю деревни дом оказался уже в 1970-е годы, когда часть населения переехала жить в другие места.

                   Отец Иван Алексеевич Васильев, по-удмуртски звали его Лузь Иван, был родом из деревни Удино (там находился сельсовет). Через несколько дней он поехал засвидетельствовать рождение сына. Ребенок был зарегистрирован в день приезда (не в день его рождения), и местом рождения по документам стала деревня Удино. Как отмечает критик и близкий друг поэта Алексей Ермолаев, сам Флор Иванович считал своим днем рождения 15 февраля и местом своего рождения не Удино, а деревню Бердыши. Доцент Глазовского пединститута Б. Каракулов, не соглашаясь с критиком, констатирует: «Как мы выяснили из автобиографии, написанной в 1953 году абитуриентом Ф. Васильевым (при поступлении в Глазовский пединститут), дата и место рождения отмечены иначе: д. Удино Ярского района Удм. АССР, 19 февраля». Впоследствии поэт так опишет время своего рождения: «Кион сюан толэзь шорын вордски...» («Я родился в месяц волчьих свадеб...»).Сын учителя, Флор рано пристрастился к книгам: в 6-7 лет уже знал наизусть стихотворения русских и удмуртских поэтов. С познанием красоты и загадок природы будущему поэту открылась и другая, горькая, сторона действительности. Ведь детство поэта прошло в военные годы и следующий опыт его жизни был связан с представлениями об этих грозных событиях: ожиданием, волнениями, плачем матерей по не вернувшимся с войны. Мальчик на себе ощутил голод военных и послевоенных лет.

         Вот-вот мама зайдет с огорода,

         Целый передник занесет картошку...

         По отцовским письмам с фронта

         Мы считали медленно проходящее время.

         По цветению картофеля

         Мы считали тогда всю нашу жизнь.

         Детство!...  Мажет, его не было совсем.

         Может, страшная война его забрала.

Когда завершилась Великая Отечественна война, ему было одиннадцать лет. Однако многие его стихи несут на себе печать тех трагических событий. Как будто все сборники поэта, пишет литературовед и критик З.Л. Богомолова, вместе составляют одну лирико-эпическую книгу, сцементированную мыслью о Родине, народе и времени.

                   У Флора Васильева было двое братьев и одна сестра (был у них еще один брат, который умер в четырехмесячном возрасте). Старший брат Рион работал на Камчатке, погиб в расцвете лет, как говорят у удмуртов, «кын куртчон вакытэ», его замело в буран. Этот горький факт, безусловно, не мог не отразиться на творчестве поэта - чувствовать утрату брата и видеть горе матери, потерявшей сына,- это вдвойне усиленное чувство боли утраты. Другой брат поэта, Валерий, работал учителем в городе Ижевске.

                   Окончив семь классов в селе Укан, Ф. Васильев в 1948 году поступил в Глазовское педучилище. Как вспоминает его сверстник Геннадий Поздеев (в 1993-2004 годы был ректором ГГПИ), обстановка дома его родителей была скромная, в комнатах царили чистота и порядок. В кругу семьи он был внимательным, проявлял самые нежные чувства к матери.

Глазовское педучилище - новый этап в жизни Ф. Васильева. Этому периоду характерно определение «впервые». Он связан с первыми расставаниями - разлукой с тем миром, который им был создан. В то же время ассоциируется с первыми встречами - с новыми людьми. В Глазове он встретил свою первую любовь и ту, кто стала ему другом, женой, матерью его первенца-сына. Все, кто видел их рядом, говорили, что они очень похожи друг на друга и по характеру, и по внешности - добрые, приветливые, какие-то светлые. Р. И. Яшина вспоминает: «Вскоре нас пригласили на комсомольскую свадьбу. Флор женился на Фаине Саламатовой, девушке с веселыми голубыми глазами. Неяркие веснушки и светло-каштановые волосы придавали ее лицу особую привлекательность». Они вместе выступали в художественной самодеятельности (танцевали в одной паре), встречались на собраниях, субботниках, вечерах. Таким образом, интересная деталь обращает на себя внимание в биографии поэта: соединяются воедино два имени – Фаина и Флор (Фауна и Флора), символическое значение которых не оставляет, равнодушным ни одного исследователя биографии Ф. Васильева.     

                   Первой семейной квартирой молодых было деревянное общежитие. Четыре человека в одной комнате: Флор Иванович, Фаина Филипповна, маленький сын Сергей и мать Фаины. В общежитии запрещалось пользоваться электроприборами. Из рассказов кировской бабушки Сергея (матери Фаины) мы узнаем, что иногда воду для внука приходилось греть на свечке. Нетребовательность родителей Флора к житейским благам передалась и сыну.

         С октября 1952 по август 1953 года Флор Васильев работает ответственным секретарем в глазовской районной газете «Ленинский путь». Более серьезная литературная учеба Ф. Васильева началась в стенах Глазовского пединститута с 1953 года, где он учился до 1958 года на факультете русского языка и литературы. Фаина, его будущая супруга, поступила в институт на год позже, в 1954 году, на литфак и окончила его в 1959 году, также годом позднее.

                   В пединституте он становится активным членом, старостой литературного кружка, работой которого в то время руководил поэт Д. Яшин. Кружок был создан в 1952 году. Основные его публикации — в институтском альманахе «Будйсь кужым» («Растущая сила»). Например, Надежда Кралина отметила стихотворение Ф. Васильева «Звезды! Кто рассыпал щедро...», оно проникнуто «цельным настроением, мягким лиризмом». Это произведение в 1957 году наряду с другими шестью стихотворениями Ф. Васильева в переводе на русский язык было опубликовано в сборнике «Стихи удмуртских поэтов». Начинания Ф. Васильева успел заметить и поддержать также классик удмуртской литературы Михаил Петров (1905-1955).

В 1958 году Ф. И. Васильев вступает в члены КПСС. В этом же году он награжден Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Удмуртской АССР.

                   В феврале 1964 года на заседании комиссии Союза писателей РСФСР принимали в Союз писателей удмуртского поэта Флора Ивановича Васильева. Рекомендовали его в члены Союза писателей Геннадий Красильников, Трофим Архипов, Анатолий Писарев и Союз писателей Удмуртской АССР. Голосование было единогласным, все - «за». Секретариат правления СП РСФСР также единогласно утвердил решение приемной комиссии. Через два месяца Флор Иванович снова поехал в Москву, повез в больницу свою жену, там она в мае 1964 года умерла. Несли ее без музыки. Она решила так сама, поскольку «наслушалась похоронных маршей в больнице. Эти звуки ей душу разрывали». Эта трагедия стала переломной в жизни и творчестве Флора Васильева.

                   «Лирика» (1967) - это первая книга стихов Ф. Васильева на русском языке. Переводы были выполнены О. Поскребышевым - русским поэтом, живущим в Удмуртии, а также московскими поэтами В. Савельевым, А. Алданом-Семеновым, Я. Серпиным. Здесь особое место занимают стихи, посвященные Фаине, написанные и при жизни, и после ее смерти (цикл под общим названием «Именем твоим. Фаине»). В цикл входят пять стихотворений, в удмуртском варианте они были объединены только впоследствии — в сборнике «Избранное» — составителем А. Ермолаевым («Сётысал мон нимдэ тынэсьтыд...»). Последнее стихотворение «Дать бы твое веселое имя...», по свидетельству А. Ермолаева, написано раньше всех, еще при жизни жены, 15 декабря 1963 года, но Ф. Васильев, видимо, уже предчувствовал ее смерть.

                   Выход в 1971 году в издательстве «Удмуртия» книги «Гажан дыр» («Пора любви») ознаменовал третий, наиболее зрелый этап в творчестве Ф. Васильева. Также в 1971 году в издательстве «Советский писатель» (Москва) вышел сборник его стихов «Черемуха», в 1972 году в «Советской России» (Москва) - сборник «Минута», в 1973 году в издательстве «Удмуртия» - «Единственное», в «Современнике» - «Светлая осень» (в 1975 году этот сборник вышел вторым изданием). За пять лет - шесть сборников, и в основном в столице.

         В 1976 году выходит сборник Ф. Васильева «Куар усён толэзе» («В месяц листопада»), в этом же году - сборник «Времена жизни» и в 1978 году — «Река и поле».

                   Литературная деятельность Ф. Васильева высоко оценена: 1976 год - он награжден орденом «Знак Почета», 1978 год - его книги стихов «Куар усён толэзе» («В месяц листопада») и «Времена жизни» удостоены Государственной премии Удмуртской АССР за 1978 год.

         В последних сборниках все чаще стало звучать предчувствие приближения роковой черты. Он часто говорил, что долго не проживет, «...да, может, и не надо поэтам жить долго...», и мать поэта знала, что «...не собирается он долго-то жить. Хотя бы, говорит, до пятидесяти...».

                   Сборник «Ойдо вераськом» стал последним сборником на удмуртском языке, подготовленным самим автором. Он вышел в 1980 году, через два года после гибели поэта. Флор Васильев в этой книге серьезно отходит от космических тем, пытаясь глубже понять то, что находится рядом с ним: людей, их традиции и культуру.

Поэт умер 5 июля 1978 года, в 4 часа 30 минут утра, трагедия произошла днем раньше. Поражает его предчувствие, а также узнаваемость деталей: лето, версты (Флор Иванович погиб между шестой и седьмой верстами Якшур-Бодьинского тракта), «обагренные болью цветы» (вся дорога из Красногорского в Ижевск была усеяна цветами), дорога, которая сдружилась с багровым закатом», в реальности - «Дорога сдружилась с багровым» рассветом: катастрофа произошла в 3 часа 15 минут утра.

         «Когда мы... выехали,- вспоминает П. Куляшов о Днях литературы в Юкаменском,- нас поразила красота и тишина природы: ослепительно зеленый лес, светло-голубое небо, тихое, нежаркое солнце. Когда остановились собирать цветы, слышалось пение птиц... Почти не было встречных машин. Подъезжая к Ижевску, увидели разбитый уазик и накренившуюся в кювете грузовую машину...».

         Жизнь сладка своим вкусом полынно-медовым.

         Облака мои, что вам спешить за предел!

         Вроде, к людям, идя, я не делал худого,

         Только много ли доброго сделать успел?..

         Moй конец, меж какими он верстами спрятан?

         Где растут обагренные болью цветы?

         Уж- дорога сдружилась с багровым закатом,

         И все ближе он - край роковой темноты.

                   Но можно сказать однозначно — все, созданное им или хотя бы связанное с этим поэтом,- живет! Флор Иванович Васильев остался жить так, как он жил,- всем существом в творчестве. Время, судья поистине разборчивый, отсеивает случайные причины успеха или, напротив, непризнания и дарует жизнь - живому, оправдывает перед судом вечности то, что возникло однажды как цельное и законченное творческое создание. Флора Васильева время «приговорило» к бессмертию за впервые так полно проявленный и так всесторонне обдуманный универсализм в отношении к творчеству: «Жизнь - поэзия - искренность"