Трефилов Владимир Алексеевич

Вьюге

Ночь. Пурга. Снегов сполохи

Бьют мне в рот, под воротник.

Я забрёл тут к вьюге в гости,

Рад, смирён стою и тих.

 

Дроби снега режут градом,

Ветер ведьмой злой гудит…

Чую я : зовёт куда-то,

Только слов не говорит.

 

Что колдуньей ветер воешь?

Что ты хочешь от меня?

Но – молчит. Снегами кроет

Вакханальная пурга.

 

Не невеста ль ты стучишься?

Сердце рвёшь и рвёшь моё.

Но, как девушка, стдишься,

Превращаясь в колдовство.

 

Нет ответа. Мелодично

На моих свистит губах.

Словно хочет что-то лично

Объяснить мне впопыхах.

 

Мы с ней будто породнены :

Вьюгой мечусь также всё…

Будто ветра я ребёнок,

Но – разлучены давно.

 

Наши здесь берега

(Эти стихи написаны для песни. Мелодия тоже моя.

Руслан Дюкин иногда её поёт.)

 

Над седыми лесами вновь солнца огни

Разливаются красным рассветом.

Над Удмуртией-Родиной птицы Земли

Разлетаются мирным заветом.

Припев :

Только мир, только мир за окном

Путь к народам всегда открывает.

Птица-Родина с белым крылом

Пусть под синее небо взлетает.

 

Колоски ветерок золотою волной

Под берёзками в поле качает.

А народ наш своей хлебосольной рукой

У порога гостей привечает.

Припев тот же.

 

Наши здесь берега – Вятка с Камой бегут,

Водной ленточкой нас обнимая.

Мы под небом одним, что Россией зовут,

Братья-сёстры – от края до края.

Припев тот же.

 

 

Мои друзья

Дома по полу щеночек

Перекатывал клубочек.

Вдруг котёнок подбежал

И клубочек отобрал.

 

А щенок визжит и лает

И котёнка догоняет.

Тут поднялся шум и гам !

Я сержусь : - Сейчас вам дам !

 

А мои друзья, конечно

Всё гоняются потешно.

Непослушных я ловлю.
И ругаю, и люблю.

 

 

М А Р Т

Умчал февраль. Прощайте вьюги !

Отвьюжил вальсы шумный снег.

И неба купольные дуги

Открыли Солнцу длинный бег !

 

По утрам наст – алмаз упругий.

Шуршит и крошится, пока

Прочертит в солнечные круги

Протальник-март Земли бока.

 

Лучи спешат в леса пробиться,

Бья темень ливнем золотым!

Снега слепят, нам жмурят лица

Своим свечением голубым.

 

А по сосулькам бирюзовым

По капле с крыш снега текут.

Как мысли чистые природы

Нам песню вечную поют.

 

Жутскизы лыз инме туриос

Жильырто-жильырто нош ик сизьыл зоръёс.

Шыпырто, шонаса, куаръёсын беризьёс.

Малы, бен, верало : мозмытъёс, пе, лыкто?

Нош мыным та зоръёс сюлэмме буйгато.

 

Куазь пиштэ, куазь зорэ – улэпесь суредъёс.

Палэзьёс зор улын – горд виро капышъёс.

Котькыче паськытэн мед учкоз сюресэ,

Одно ик буйгатоз нюлэсо гурт палэ.

 

Лудъёсысь жутскизы туриос лыз инме.

Учкисько борсязы – бамъёским зор ваське.

Тури кадь лобысал, но уг лэзь музъеме.

Зор бызе бамъёским – мылкыдме буйгатэ.

 

Слезы осени

Как красна вся лесная даль,

Слезится осень красная.

Явилась красная печаль-

Пора слезам всевластная.

 

Вот скоро с неба туча хлынет

На лес озябшею слезой.

Уж солнца нет, уж ветер стынет.

Уж будет день не голубой!

 

Под елью хнычет паутина,

Седою каплею блестя,

Но то не слезница кручины,

То слезы времени блестят.

 

И клевер цветиком склоненный

Уж листья будто бы сложил.

И шмель дремотою плененный,

На том же клевере дрожит.

 

И будто сладостное горе:

Лист блещет злаком в полумгле,

А вены дрябнущим узором,

Бледнеют, тая на листе.

 

 

На день деревни

Я пришел в деревню снова,

В край забытый и пустой.

...Нет деревни. Вместо крова

Лишь бурьян растет густой.

 

Здесь - мои земля и небо,

Воздух, речки и кусты,

Здесь и тайна, и молебен,

Ибо мысли так чисты.

 

Ты прости, земля, беспечных,

Тебя кинувших, любя.

Проживешь без нас ты вечно,

Мы не сможем без тебя.

 

 

Так празднуй, Черт

Гоним я прекрасным испугом:

Успею ли завтра сказать

Слова, посвященные другу?

Себе лишь спешу подсказать.

 

Те пусты ли наши моленья

И исповедь наша чиста ль,

Да мудры ли наши прошенья,

Безликую душу крестя?

 

Духовных не знаем мучений

И чаще к блаженству мы льнем,

А радость чистот вдохновений

Безумною модой сотрем.

 

Все пусто. Набить бы утробу,

О доброй улыбке забыв.

Так празднуй же, Черт, коли Богу

Забылось о людях, на небе вздремнув.

 

Эх, человек, что в тебе есть святого?

Весь утонул ты в среде суеты.

Делом ли занят? Пустая дорога,

Все это лишь подражанья черты.

 

Счастливо лишь под безумною синью:

Песней раскинулся вольный простор!

Жизнь - это вечное к свету стремление,

Сердца и разума начатый спор.

 

Синеглазой однокурснице Алевтине Гавриловой

Среди людей, глухой зимы,

Морозной, снежной и метельной.

Твои глаза, как дни весны,

Ручьистой, синей и капельной.

 

Ни тени в них от темных туч,

Глядит весны блестящий луч.

И грусть, и скуку освещает

Смешинкой детской занимает.

 

А голос - в травах ручеек!

Улыбкой, взглядом и движеньем

Вспорхнула, кажется, из строк,

Из чистых фетовских творений.

 

К тебе, приветная душа,

Я тоже тихо подойду

И праздно голову склоню.

Ты ж засмеешься, как всегда...

 

******

Часто бывает и скучно и грустно,

Даже признанья «люблю я тебя»

Нас не утешат- скрепя и беззвучно

Чувства скорбят в одиночестве дня.

 

Дней уходящих ли точит кручина,

Пыль суеты иль убогость души?

Что за сомненья и все без причины,

Что за печаль и в толпе и в тиши?

 

Эх, человек, что в тебе есть святого-

Весь утонул ты в среде суеты.

Делом ли занят? Пустая дорога –

Все это лишь подражанья черты.

 

Что же ты, ночь, все рассыпала звезды,

Что ж ты их в темь без конца?

Там одиноко, рок черный и грозный –

Бездна лишь там без души и лица.

 

Счастливо лишь под безумною синью!

Песней раскинулся вольный простор.

Жизнь - это вечное к свету стремленье,

Сердца и разума начатый спор.