Манурова Людмила Львовна

МАЛАЯ РОДИНА – БАРМАШУР

Здесь лесок и речушка,

А когда-то был пруд.

Мою малую родину

Бармашуром зовут.

 

Здесь когда-то я родилась

И пошла в первый класс.

Здесь родительский дом стоит

И он радует глаз.

 

Здесь поля необъятные,

И леса, и луга.

В моём сердце навеки ты -

Деревушка моя.

 

Всё ненужное выброшу,

Злое – перечеркну.

Помню только хорошее

Про деревню мою.

 

Моя малая родина,

Где поёт соловей.

Принимай в гости с радостью

Ты пропавших детей.

 

Мы – заблудшие дети

Разбрелись по земле,

Но всегда будем помнить,

Что исток наш в тебе.

 

ИЛЛЮЗИЯ ОБМАНА

Для всех людей смысл разный на свете:

Кому-то очень нужны дети.

Кому-то дом и машину круче.

Кому-то всё сразу и вещи от Gucci.

 

Кому-то собаку и скрепыши.

Кому-то побольше тарелку лапши.

Кому-то здоровье всех близких на свете.

Другим, чтоб смеялись все на планете.

 

Кому-то жену, кому-то маму.

Кому-то, чтоб пальмы и Багамы.

Кому-то ещё хоть месяц прожить.

Кому-то контрольную сдать и «срулить».

 

Ещё можно долго всё перечислять.

Смыслов так много, не сосчитать.

 

Но смыслы тоже иллюзорны,

Разбившись однажды о камни судьбы.

Наверно, не будет ничуть зазорным,

Когда будем меньше в смысл вкладывать мы.

 

ВСЕМ ТЕМ, КТО ДОБЫВАЛ ПОБЕДУ

 

Всем тем, кто добывал Победу,

Ещё не ведая всё зло,

Лишь от заката до рассвета,

Испепеляя всё нутро.

Которым просто в одночасье пришлось узнать, что ты – Солдат,

А мать, рыдая, отправляла тебя в военный тот отряд.

Я переда Вами преклоняюсь,

Опять кричит моя душа,

Такую боль превозмогая,

Её унять никак нельзя.

Через потери и утраты

Ещё всё только впереди.

Свистят лишь пули, не солдаты

Той беспредельной суеты.

Война, война – паскуда, злая.

Её глубокий след в сердцах

Навеки в памяти остался

Несчастных боевых ребят,

А вместе с ними и девчат.

Я Вам безмерно благодарна,

Вам троекратное Ура!

Отчизну храбро защитили

И смело выгнали врага.

Нам, Вы, Герои, завещали беречь лишь Родину свою,

А мы Вам громко, обещали: «Не отдадим её врагу!».

Всем тем, кто добывал Победу,

Вновь троекратное Ура!

Спасибо бабушке и деду,

Что в этом мире я жива!

 

МАМЕ

 

Я в объятья твои упаду,

Буду долго и громко сопеть.

Только ты лишь, одна моя мама,

Сможешь боль в злую стужу согреть.

 

Только ты - оберег мой в ночи,

И могу быть спокойна я век,

Лишь пока твоё сердце стучит,

Мой родной, дорогой человек.

 

Я тебя очень-очень прошу:

Ты живи, моя мама, всегда,

Я тебя очень крепко люблю,

И ты знаешь об этом сама.

 

Я в объятья твои упаду,

Целовать тебя буду до слёз,

Я прошу тебя: долго живи,

Это главный к тебе мой запрос.

 

Я – ЖЕНЩИНА!

Я – Женщина! И очень многогранна.

Живут во мне герои разных сцен.

Могу любить я страстно и желанно,

Могу обидевшего сжечь в огне!

 

Все роли у меня всегда на случай,

И амплуа изучены давно.

Я света божьего бесценный лучик,

И всё давно предрешено.

 

Быть женщиной – большая гордость,

Но гордость не гордыня, знай всегда!

Должна присутствовать при этом кротость,

Чтоб женщина счастливою была.

 

Я – Женщина! И очень многогранна.

Живут во мне герои разных сцен.

Могу любить я страстно и желанно,

Могу обидевшего сжечь в огне!

 

КАЖДЫЙ ДЕНЬ СОЗДАВАЙ СЕБЯ

Несомненно, тяжёлый был год.

Очень много тревог и забот.

Очень сильно кидала судьба,

Обдирая колени, бока.

 

Но уже 21 стучит

И, смеясь, тихо мне говорит:

- Залечи свои раны, вперёд,

Ещё много побед тебя ждёт!

 

И стремись, и рискуй, и мечтай,

Все желанья наверх отправляй.

К ним навстречу хоть шаг соверши,

Сделай всё для своей души!

 

Всё, что было плохое, забудь.

Это пройденный когда-то путь.

Он лишь опыт нам и урок,

Чтобы знали мы это впрок.

 

И о будущем ты не гадай.

Каждый день «здесь-сейчас» проживай.

Чтоб была благосклонной судьба,

Сам ты должен создать себя.

ДЕТСКИЕ:

ХИТРЫЙ ХАМЕЛЕОН

 

Очень хитрый этот зверь,

Меняет одежду много раз в день,

Имеет её он миллион.

И это, ребята, хамелеон.

 

Есть в нём клетки хроматофоры,

Ему помогают они стать светофором.

Ещё на теле рисунок меняет,

Так геометрию он изучает.

 

А также глазами вертит умело,

Одним – вправо, другим – влево.

Может глаза по кругу вращать,

Врага и жертву так примечать.

 

Охоту ведёт, притаившись сидит.

Язык всех цепляет, словно магнит.

Присоска есть на конце у него,

Так она пищу удержит легко.

 

А если враг приблизится вдруг,

Надуется ящер, словно круг.

Он будет шипеть, фыркать, рычать,

К себе противника не подпускать.

 

ТРУСЛИВЫЙ ЗАЙКА

Жил в лесу трусливый зайка,

Звать его Егорка.

Всех боялся попрыгайка

И сидел всё в норке.

То ли ёжик зафырчит:

Фыр, фыр, фыр.

То ли дятел застучит:

Тук, тук, тук.

То ли тетерев споёт:

Ко, ко, ко.

То ли мышь недалеко:

Пи, пи, пи.

Возле норки всё скакал,

Даже лес не изучал.

 

Но однажды он узнал,

Что запас свой исчерпал.

Что же делать? Как же быть?

Надо корм себе добыть.

 

Он проснулся поутру,

Начал слушать тишину.

Никого не слышно в ней,

Только скачет воробей.

 

Заяц взял с собой мешок,

Заготовки сделать впрок.

Только вышел за порог,

Снова лапы и хвосток

Затряслись и покосились,

Уши к полу опустились.

Снова ноги не идут,

Зайцу выйти не дают.

 

Просидел так заяц день.

Вот и ночь уже в окне.

Вдруг услышал громкий рёв,

Так живот кричит его.

 

Кушать хочет бедный зайка,

Глупый зайка – попрыгайка.

- Завтра точно я пойду!

Он зарёкся животу.

 

Вот и утро за окном.

Веет свежим ветерком.

Заяц с силами собрался.

Шёл по лесу, не боялся.

 

Он наткнулся на поляну

С ягодами и грибами.

Досыта наелся сам,

По пути всех угощал.

Подружился он с зверями:

С белочками и ежами,

С воробьём, синицей, галкой.

Им всем зайца очень жалко.

Что таким трусливым был

И полжизни пропустил.

 

Чтобы знать какая жизнь,

Надо быть смелее.

Можно вечно просидеть,

Всех боясь, себя жалея.

Чтобы большего достичь,

Вы не прячьтесь в норке.

Можно всю жизнь просидеть,

Как заяц наш Егорка!

 

НЕПРИЯТНЫЙ СКУНС

В жизни скунса кто встречал,

Говорят, что он нахал.

Вместо «здравствуйте» в ответ

Неприятный шлёт привет.

 

Под хвостом железа есть.

Вони столько, что не счесть,

Так противника пугает,

За версту предупреждает.

 

Лишь большой рогатый филин

Запахов не различает.

На него ведёт охоту

По ночам всех истребляет.

 

В шубке ходит скунс всегда.

Чёрно – белая она.

И зимой, и летом

Одного он цвета.

 

Холода лишь наступают

В спячку скунсы все впадают.

До весны они проспят.

Их там скунсовый отряд.

Чтоб не замёрзнуть в холода,

Большая им нужна семья.

 

Скунс живёт короткий век.

Не истребил их человек.

Если их возьмёте в дом.

Проживёт лет восемь в нём.

 

ОПАСНАЯ КОСАТКА

Плывёт по морю пароход

Так быстро и так гладко,

Плывёт он, словно вездеход,

И это кит – косатка.

 

Кто попадёт ему в пути

Тому обратно не уйти.

 

Большим семейством кит живёт,

Своих в обиду не даёт.

Добычу добывают дружно,

Им конкуренции не нужно,

Поскольку создаётся здесь семья

Одна такая навсегда.

 

Они не пожалеют ни дельфина, ни кита,

Ни котика морского, ни моржа,

Съедает кит здесь всех и вся.

 

Ведь плотоядный он, друзья.

 

Его длина аж десять метров,

Он может весить восемь тонн,

Его плавник летит по ветру,

Он мощный, как река Гудзон.

 

А загляните ему в пасть,

Там можно в обморок упасть.

Все зубы – острые ножи,

В рот ему руки не клади.

Они всё режут и кромсают,

Тринадцати сантиметров достигают.

 

Уже и так всем всё понятно.

Косатка – это не лошадка.

Верхом на ней не проплывёшь

И дружбу с ней не заведёшь.